Главная страница

Влияние гелия на механические свойства, аккумуляцию и диссипацию энергии при деформации армко-железа


Скачать 79.26 Kb.
НазваниеВлияние гелия на механические свойства, аккумуляцию и диссипацию энергии при деформации армко-железа
Дата08.02.2016
Размер79.26 Kb.
ТипДокументы

УДК 621.039.531:546.291:669.017.3

ВЛИЯНИЕ ГЕЛИЯ НА МЕХАНИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА, АККУМУЛЯЦИЮ И ДИССИПАЦИЮ ЭНЕРГИИ ПРИ ДЕФОРМАЦИИ АРМКО–ЖЕЛЕЗА

О.П. Максимкин, М.Н. Гусев Институт ядерной физики НЯЦ РК, г. Алматы, Республика Казахстан

e-mail:root@iae.almaty.kz, тел.: 7(3272)546-466

Приведены результаты исследований изменений механических и энергетических характеристик при рас-тяжении образцов армко–железа равномерно по объему имплантированных гелием (10 -3 ат.%). Рассмотрено влияние гелия на прочность и пластичность, а также на величину латентной энергии, рассеянного тепла и работы деформации для интервала температур 293...473 К. Обнаружено, что имплантация гелия способству-ет сохранению пластичности армко–железа в области температур динамического деформационного старе-ния.


ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время для описания процесса пла-стической деформации используют принципы си-нергетики и нелинейной термодинамики, согласно которым деформируемый металлический материал рассматривают как открытую диссипативную систе-му, находящуюся вдали от равновесия. При этом широко применяются такие  энергетические пара-метры как работа деформации и латентная энергия. Исследованию закономерностей изменения этих ве-личин при различных условиях испытаний посвяще-но достаточно большое число работ (см.,например, [1,2]), однако практически отсутствуют публикации, где рассматривались бы облученные материалы. В тоже время несомненно, что изучение процессов на-копления и рассеяния энергии при деформации ме-таллов и сплавов, содержащих радиационные дефек-ты, представляет большой научный и практический интерес. Об этом свидетельствует серия работ и в том числе выполненных нами по изучению тепловы-деления и роли латентной энергии при деформации нержавеющей стали, облученной нейтронами [3–6]. Целью настоящей работы было исследование влия-ния облучения -частицами на механические и энергетические характеристики технически чистого металла – армко-железа.

МЕТОДИКА ЭКСПЕРИМЕНТА

Плоские образцы армко-железа (предваритель-ная термообработка – отжиг в вакууме при 1123К, 3 ч, охлаждение вакуумированной сборки водой) с размерами рабочей части 10х3.5х0.3мм имплантиро-вали гелием на изохронном циклотроне У-150 НЯЦ РК (энергия -частиц 50 МэВ) до равномерной по

всему объему концентрации 1 10-3 ат.%. Испытания исходных и облученных образцов проводили на установке, совмещающей прецизионный калори-метр Кальве и микроразрывную машину [7]. При этом образец в специальной микросборке помещали непосредственно в калориметрическую ячейку (в другой ячейке находился аналогичный образец – эталон) и деформировали со скоростью растяжения 8,3.10-4с-1. Эксперименты проводили в интервале температур 293...473 К. Поскольку загрузка образца

всегда приводит к тепловому разбалансу калоримет-ра, то в случае повышенных температур растяже-нию предшествовал вынужденный отжиг в течении 60 мин до полной стабилизации нуля измерительно-го прибора. В результате эксперимента получали диаграмму растяжения "нагрузка F – удлинение l (время t)" и термограмму "интенсивность тепловы-деления dQ/dt – время t". Кроме стандартных меха-нических характеристик (пределов текучести m и прочности в, относительного общего  и равномер-

ного р удлинений) определяли также энергетиче-ские характеристики – работу деформации A, рассе-янное тепло Q и полную запасенную энергию Es = A–Q. С целью восстановления истинной термограм-мы из реальной, искаженной вследствие инерци-онности калориметра, применяли специально разра-ботанную методику [9]. Это позволило учесть теп-ловые явления, происходящие после разрыва образ-ца, и избежать их негативного влияния на количе-ственную оценку результатов. В качестве показа-телей A и Q принимали соответственно интеграль-ные величины совершенной над образцом механиче-ской работы и рассеянного тепла, зарегистрирован-ных за время от начала пластической деформации до разрушения. За величину Es принимали количе-ство энергии, поглощенной образцом в течение того же промежутка времени.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Инженерные диаграммы растяжения необлучен-ных и имплантированных гелием образцов армко– железа, деформированных при температурах 293...473 К приведены на рис. 1. Видно, что на кри-вых растяжения уже при 373 К регистрируется эф-фект Портевена–Ле Шателье – срывы нагрузки, зуб-чатость (рис.1). На полированной поверхности ме-талла после испытания отчетливо видны многочис-ленные деформационные полосы. Зубчатость на кривых растяжения имплантированных гелием об-разцов начинает проявляться при 400 К, что несколько выше, чем для исходного железа. Отме-тим также, что зубчики появляются только по до-

стижении некоторой степени деформации кр. На площадке текучести и непосредственно за ней коле-


139


бания и срывы нагрузки отсутствуют, в то время как на исходных образцах в этой же области деформа-ции на кривых растяжения наблюдались зубцы с ам-плитудой до 50...70 МПа.

Рис. 1. Диаграммы растяжения исходного (1) и им-плантированного гелием (2) армко–железа. Цифры у кривых - температура испытания, К

Рассчитанные из экспериментальных кривых значения характеристик прочности и пластичности необлученного и облученного –частицами армко– железа при различных температурах представлены на рис.2 и 3.

Из рис.2 видно, что нижний предел текучести ис-ходного материала в интервале температур 293...473 К не претерпевает существенных изменений, а пре-дел прочности несколько увеличивается, достигая максимального значения при 423 К. Для образцов, имплантированных гелием, во всем исследованном температурном интервале предел текучести выше, чем для исходных. Видно (рис.2), что он имеет неко-торую тенденцию к снижению с ростом температу-ры, а при 423 К наблюдается локальный минимум. Предел прочности до 423 К изменяется слабо, а при более высоких температурах начинает заметно воз-растать. Пластичность исходного армко-железа (рис.3) с ростом температуры снижается (практиче-ски вдвое при 473 К), что из литературы известно как явление синеломкости и связано с протеканием процесса динамического деформационного старения [8]. В исследованном температурном диапазоне пла-стичность имплантированного гелием армко–железа практически не изменялась.

Рис.2. Температурная зависимость прочностных характеристик исходного (2,4) и имплантированно-

го гелием (1,3) армко–железа. 1,2 – Т; 3,4 – В

Рис. 3. Зависимость характеристик пластичности армко–железа от температуры деформации.

– исходный;легированный гелием мате-риал; – равномерная деформация;

– полная деформация

На рис.4 приведены характерные кривые тепло-выделения в процессе растяжения образцов в микро-калориметре. Найденные из них величины A,Q,Es, а также их зависимости от температуры испытания, показаны на рис.5. Для исходного железа значения A и Q при увеличении температуры существенно снижаются, что обусловлено в основном уменьше-нием пластичности. Величина Es, контролируемая главным образом, плотностью дислокаций, практи-чески не изменяется

Для имплантированного гелием железа на зави-симостях энергетических параметров деформации от температуры можно выделить несколько особен-ностей. До 373 К величины A и Q уменьшаются, что, вероятно, связано с некоторым снижением прочностных характеристик вследствие отжига ра-диационных дефектов.

140



Рис. 4. Характерные кривые тепловыделения в про-цессе деформации (Т=293 К) имплантированного гелием (1,2) и исходного (3,4) ) армко–железа; (гра-фики 3,4 смещены вправо на 103 с).1,3 – эксперимен-тальные кривые; 2,4 – они же после восстановле-ния по методике, описанной в [9]. Штриховая ли-ния отмечает момент разрушения образца

При дальнейшем повышении температуры на-блюдается интенсивный рост A и Q. В интервале 293...373 К величина энергии, запасаемой при де-формации, в исходном и облученном железе практи-чески одинакова, а при Т=423 К на зависимости Es

(Т) наблюдается локальный минимум, однозначно связанный с всплеском тепловыделения. Интересно отметить, что именно при этой температуре ранее наблюдали пик в спектре термодесорбции Ni и неко-торых сплавов, который связывали с выделением ге-лия из материала [10]. Возможно в нашем случае де-формирующие напряжения стимулировали разруше-ние ловушек и аннигиляцию части образовавшихся при этом дефектов, что сопровождалось дополни-тельными тепловыми эффектами.

Можно предположить, что при температурах выше 423 К деформационное поведение материала во многом определяется взаимодействием примесей с имплантированным гелием, приводя к тому, что прочностные характеристики армко-железа, и осо-12.

бенно величины работы и запасенной энергии, воз-растают.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Имплантация армко–железа гелием до концен-трации 1 10-3 ат.% и последующая деформация со скоростью 8,3 10-4с-1 в интервале температур дина-мического деформационного старения (373...473 К):

способствует сохранению его пластических ха-рактеристик;

-повышает температуру проявления эффекта Портевена – Ле Шателье;

-увеличивает критическую степень деформации, соответствующую появлению зубчатости на кривых растяжения;

-увеличивает значения механической работы по растяжению и величину выделяющегося при этом тепла.

ЛИТЕРАТУРА

H.B.Bever, D.L.Holt, A.I.Titchener. The stored energy of cold work. //Oxford etc., Pergamon Press,1973,192 р.

М.А. Большанина, В.Е.Панин. Скрытая энергия деформации // Исследования по физике твердого тела, М., 1957.

А.В. Болотов, Ш.Ш.Ибрагимов, О.П.Максимкин. Выделение и накопление энергии в процессе рас-тяжения облученной нейтронами стали 12Х18Н10Т. //Атомная энергия. 1989, т.66, № 6,

430–431.

И.В.Астафьев, О.П.Максимкин, Б.Д.Уткелбаев. Накопление энергии и изменение микрострукту-ры в процессе деформации стали 12Х18Н10Т. //Металлофизика. 1991, т.13, № 10, с. 36-40.

И.В.Астафьев, О.П.Максимкин. Калориметриче-ское изучение мартенситного -превращения при деформации облученной стали 12Х18Н10Т //ФММ. 1994, т.77, № 3, с. 166–168.

И.В.Астафьев, О.П. Максимкин. О роли латент-ной энергии в мартенситном -превращении при деформировании облученной нержавеющей Fe-Cr-Ni стали //ФММ. 1994, т.77, № 3, с. 90– 95.ы

О.П. Максимкин и др. Автоматизированная уста-новка для определения энергии, запасаемой в процессе растяжения материалов: Препринт 4– 87, ИЯФ АН КазССР, Алма–Ата, 1987.

В.К.Бабич, Р.П.Гуль, И.Е.Долженков. Деформа-ционное старение стали //М., 1972, 320 с.

И.В.Астафьев, О.П.Максимкин. Восстановление калориметрических термограмм в экспериментах по изучению тепловыделения и запасания энер-гии при деформировании // Заводская лаборато-рия/ 1994, №1, с.44–46.

А.Г.Залужный, Ю.Н.Сокурский, В.Н.Тебус. Гелий в реакторных материалах // М.:

"Энергоатомиздат", 1998, с. 224

11.

141