Главная страница

Мир русского театра


Скачать 112.35 Kb.
НазваниеМир русского театра
Дата30.03.2016
Размер112.35 Kb.
ТипДокументы

МИР РУССКОГО ТЕАТРА

(На сцене находятся актеры из сцены «Бесприданницы» А.Н. Островского, Евгений Онегин, изображая светскую беседу, создавая тихий, атмосферный шум)

Ведущий 1: Здравствуйте, дорогие дамы и господа! Мы рады приветствовать вас на нашем мероприятии, посвященному Его Величеству – Театру.

Ведущий 2: «Если бы смысл театра был только в развлекательном зрелище, быть может, и не стоило бы класть в него столько труда. Но театр есть искусство отражать жизнь», - сказал Константин Сергеевич Станиславский.

Ведущий 1: И ведь действительно. Театр наказует тысячи пороков, оставляемых судом без наказания, и рекомендует тысячи добродетелей, о которых умалчивает закон. Театр вытаскивает обман и ложь из их кривых лабиринтов и показывает дневному свету их ужасную наружность. Театр развертывает перед нами панораму человеческих страданий. Театр искусственно вводит в сферу чужих бедствий и за мгновенное страдание награждает нас сладостными слезами и роскошным приростом мужества и опыта.

Ученик 1:

Театр! Как много значит слово
Для всех, кто был там много раз!
Как важно и порою ново
Бывает действие для нас!
Мы на спектаклях умираем,
С героем вместе слезы льем...
Хотя порой прекрасно знаем,
Что все печали ни о чем!

Забыв про возраст, неудачи,
Стремимся мы в чужую жизнь
И от чужого горя плачем,
С чужим успехом рвемся ввысь!
В спектаклях жизнь как на ладони,
И все откроется в конце:
Кто был злодеем, кто героем
С ужасной маской на лице.
Театр! Театр! Как много значат
Для нас порой твои слова!
И разве может быть иначе?
В театре жизнь всегда права!

Ученик 2:

Весь мир - театр, утверждал Шекспир,
И с Вильямом у нас не выйдет спора.
Искусство театра, древнее как мир,
Пришла пора очистить нам от сора.

Мы выбьем эту вековую пыль,
Чтоб дело делать чистыми руками,
Сдадим старье ненужное в утиль,
Отмоем грязь, налипшую веками.

Мы первозданный смысл ему вернем,
Стряхнем оковы тяжкие догмата,
"Идите в театр и умрите в нем" -
Так нам Белинский завещал когда-то.

Письмо Онегина к Татьяне.

Предвижу всё: вас оскорбит 
Печальной тайны объясненье. 
Какое горькое презренье 
Ваш гордый взгляд изобразит! 
Чего хочу? с какою целью 
Открою душу вам свою? 
Какому злобному веселью, 
Быть может, повод подаю! 

Случайно вас когда-то встретя, 
В вас искру нежности заметя, 
Я ей поверить не посмел: 
Привычке милой не дал ходу; 
Свою постылую свободу 
Я потерять не захотел. 
Еще одно нас разлучило... 
Несчастной жертвой Ленской пал... 
Ото всего, что сердцу мило, 
Тогда я сердце оторвал; 
Чужой для всех, ничем не связан, 
Я думал: вольность и покой 
Замена счастью. Боже мой! 
Как я ошибся, как наказан! 

Нет, поминутно видеть вас, 
Повсюду следовать за вами, 
Улыбку уст, движенье глаз 
Ловить влюбленными глазами, 
Внимать вам долго, понимать 
Душой всё ваше совершенство, 
Пред вами в муках замирать, 
Бледнеть и гаснуть... вот блаженство! 

И я лишен того: для вас 
Тащусь повсюду наудачу; 
Мне дорог день, мне дорог час: 
А я в напрасной скуке трачу 
Судьбой отсчитанные дни. 
И так уж тягостны они. 
Я знаю: век уж мой измерен; 
Но чтоб продлилась жизнь моя, 
Я утром должен быть уверен, 
Что с вами днем увижусь я... 

Боюсь: в мольбе моей смиренной 
Увидит ваш суровый взор 
Затеи хитрости презренной - 
И слышу гневный ваш укор. 
Когда б вы знали, как ужасно 
Томиться жаждою любви, 
Пылать - и разумом всечасно 
Смирять волнение в крови; 
Желать обнять у вас колени, 
И, зарыдав, у ваших ног 
Излить мольбы, признанья, пени, 
Всё, всё, что выразить бы мог. 
А между тем притворным хладом 
Вооружать и речь и взор, 
Вести спокойный разговор, 
Глядеть на вас веселым взглядом!.. 

Но так и быть: я сам себе 
Противиться не в силах боле; 
Всё решено: я в вашей воле, 
И предаюсь моей судьбе. 

Ведущий 1: Впервые царский театр в России принадлежал царю Алексею Михайловичу и просуществовал с 1672 года до 1676 года. Начало его связано с именем боярина Артамона Матвеева, человека весьма образованного и принимавшего западную культуру, который первым и подал идею создания театра по образцу европейского русскому царю, искавшему различные увеселительные мероприятия. Артамон Сергеевич сам взялся за осуществление собственного предложения, повелев проживавшему в Москве пастору Немецкой слободы Иоганну Готфриду Грегори заняться набором актёрской труппы, что тот и исполнил с прилежным старанием. 

Ведущий 2: Особое положение среди русских театров занимали Императорские театры, находившиеся в ведении министерства Двора, а также правительственные театры в Варшаве. Начало Императорским театрам, как и официальному существованию театра в России вообще, положено 30 августа 1756 года, когда императрица Елизавета Петровна издала указ об учреждении в Санкт-Петербурге Российского театра, поручив управление театра Сумарокову. Впоследствии в состав придворного театра, кроме русской драматической труппы, вошли балет, итальянская опера, французская и немецкая труппы, камерная и бальная музыка.

Песня Людмилы Тумановой «Театр».

Город спит... Отдыхает театр,

Дремлют кресла в сумрачном зале.

Тишина. И звонки все молчат -

Они тоже за вечер устали.

Вспоминаю с волненьем всегда

Первый выход в спектакле на сцену:

Пусть в массовке, но, верьте, тогда

Всех счастливей была во вселенной.

Припев: Нет, искусство, друзья, никогда,

Никогда не стареет с годами!

А волшебное слово "театр" -

Оно будет всю жизнь вместе с нами.

Сколько судеб на сцене прошло,

Сколько дней и далеких, столетий!..

В них мы жили, а зритель тепло

И любовь отдавал нам за это.

Мы взрослеем, и годы летят -

За весною торопится лето...

Но я так же люблю мой театр,

И душа той любовью согрета.

Припев: Все ж искусство, друзья, никогда,

Никогда не стареет с годами!

И волшебное слово "театр" -

Оно будет всю жизнь вместе с нами.

ОТРЫВОК ИЗ ПЬЕСЫ А.Н. ОСТРОВСКОГО «БЕСПРИДАННИЦА»

Лариса и Карандышев.

Лариса (поднимая голову). Как вы мне противны, кабы вы знали! Зачем вы здесь?

Карандышев. Где же быть мне?

Лариса. Не знаю. Где хотите, только не там, где я.

Карандышев. Вы ошибаетесь, я всегда должен быть при вас, чтобы оберегать вас. И теперь я здесь, чтобы отмстить за ваше оскорбление.

Лариса. Для меня самое тяжкое оскорбление – это ваше покровительство; ни от кого и никаких других оскорблений мне не было.

Карандышев. Уж вы слишком невзыскательны. Кнуров и Вожеватов мечут жеребий, кому вы достанетесь, играют в орлянку – и это не оскорбление? Хороши ваши приятели! Какое уважение к вам! Они не смотрят на вас, как на женщину, как на человека, – человек сам располагает своей судьбой; они смотрят на вас, как на вещь. Ну, если вы вещь, – это другое дело. Вещь, конечно, принадлежит тому, кто ее выиграл, вещь и обижаться не может.

Лариса (глубоко оскорбленная). Вещь… да, вещь! Они правы, я вещь, а не человек. Я сейчас убедилась в том, я испытала себя… я вещь! (С горячностью.) Наконец слово для меня найдено, вы нашли его. Уходите! Прошу вас, оставьте меня!

Карандышев. Оставить вас? Как я вас оставлю, на кого я вас оставлю?

Лариса. Всякая вещь должна иметь хозяина, я пойду к хозяину.

Карандышев (с жаром). Я беру вас, я ваш хозяин. (Хватает ее за руку.)

Лариса (оттолкнув его). О, нет! Каждой веши своя цена есть… Ха, ха, ха… я слишком, слишком дорога для вас.

Карандышев. Что вы говорите! мог ли я ожидать от вас таких бесстыдных слов?

Лариса (со слезами). Уж если быть вещью, так одно, утешение – быть дорогой, очень дорогой. Сослужите мне последнюю службу: подите пошлите ко мне Кнурова.

Карандышев. Что вы, что вы, опомнитесь!

Лариса. Ну, так я сама пойду.

Карандышев. Лариса Дмитриевна! Остановитесь! Я вас прощаю, я все прощаю.

Лариса (с горькой улыбкой). Вы мне прощаете? Благодарю вас. Только я-то себе не прощаю, что вздумала связать судьбу свою с таким ничтожеством, как вы.

Карандышев. Уедемте, уедемте сейчас из этого города, я на все согласен.

Лариса. Поздно. Я вас просила взять меня поскорей из цыганского табора, вы не умели этого сделать; видно, мне жить и умереть в цыганском таборе.

Карандышев. Ну, я вас умоляю, осчастливьте меня.

Лариса. Поздно. Уж теперь у меня перед глазами заблестело золото, засверкали бриллианты.

Карандышев. Я готов на всякую жертву, готов терпеть всякое унижение для вас.

Лариса (с отвращением). Подите, вы слишком мелки, слишком ничтожны для меня.

Карандышев. Скажите же: чем мне заслужить любовь вашу? (Падает на колени.) Я вас люблю, люблю.

Лариса. Лжете. Я любви искала и не нашла. На меня смотрели и смотрят, как на забаву. Никогда никто не старался заглянуть ко мне в душу, ни от кого я не видела сочувствия, не слыхала теплого, сердечного слова. А ведь так жить холодно. Я не виновата, я искала любви и не нашла… ее нет на свете… нечего и искать. Я не нашла любви, так буду искать золота. Подите, я вашей быть не могу.

Карандышев (вставая). О, не раскайтесь! (Кладет руку за борт сюртука.) Вы должны быть моей.

Лариса. Чьей ни быть, но не вашей.

Карандышев (запальчиво). Не моей?

Лариса. Никогда!

Карандышев. Так не доставайся ж ты никому! (Стреляет в нее из пистолета.)

Лариса (хватаясь за грудь). Ах! Благодарю вас! (Опускается на стул.)

Карандышев. Что я, что я… ах, безумный! (Роняет пистолет.)

Лариса (нежно). Милый мой, какое благодеяние вы для меня сделали! Пистолет сюда, сюда, на стол! Это я сама… сама. Ах, какое благодеяние… (Поднимает пистолет и кладет на стол.)


Из кофейной выходят ПаратовКнуровВожеватовРобинзонГаврило и Иван.

ЛарисаКарандышевПаратовКнуровВожеватовРобинзонГаврило и Иван


Все. Что такое, что такое?

Лариса. Это я сама… Никто не виноват, никто… Это я сама.

За сценой цыгане запевают песню.

Паратов. Велите замолчать! Велите замолчать!

Лариса (постепенно слабеющим голосом). Нет, не зачем… Пусть веселятся, кому весело… Я не хочу мешать никому! Живите, живите все! Вам надо жить, а мне надо… умереть… Я ни на кого не жалуюсь, ни на кого не обижаюсь… вы все хорошие люди… я вас всех… всех люблю. (Посылает поцелуй.)

Громкий хор цыган.

Ведущий 2: Никогда не забывайте, что театр живет не блеском огней, роскошью декораций и костюмов, эффектными мизансценами, а идеями драматурга. Изъян в идее пьесы нельзя ничем закрыть. Никакая театральная мишура не поможет.

Ведущий 1:

Весь мир — театр, мы все — актеры поневоле,
Всесильная Судьба распределяет роли,
И небеса следят за нашею игрой!