Главная страница

Конкурентоспособность зарубежного высшего образования


Скачать 58.97 Kb.
НазваниеКонкурентоспособность зарубежного высшего образования
Дата10.02.2016
Размер58.97 Kb.
ТипДокументы

Конкурентоспособность зарубежного
высшего образования


Рустемова А.И.

В условиях интеграции Казахстана в международное экономическое и политическое сообщество образовательная политика РК направлена на обеспечение конкурентоспособности высшего профессионального образования. Конкурентоспособность высшего образования выражается, прежде всего, в удовлетворения рыночного спроса на специалистов определенного уровня и качества подготовки, а именно специалистов способных - творчески использовать возможности своего образования, самостоятельно изучать и использовать новейшие технологии в профессиональной деятельности, комплексно подготовленных к работе в постоянно изменяющихся условиях.

В связи с этим целесообразно изучение мирового опыта образовательных услуг в условиях рынка, который позволил бы выявить причины успеха ведущих университетов мира, удерживающих высокую планку в рейтинге международных центров обучения студентов.

Рынок образовательных услуг в сегодняшнем постиндустриальном и информационном обществе стал не только налаженной частью экономики, но по сути своей оказался единственным способом выживания вузов в странах со свободной рыночной экономикой. При этом следует иметь в виду, что развитые страны финансируют из государственного бюджета, прежде всего образование на уровне начальной и средней школы. Высшее образование во всё большей степени ориентируется на рыночные отношения. Причём чем выше национальный рейтинг того или иного университета, тем, естественнее, дороже стоит образование в нём. Например, год обучения в Йельском университете, том самом, который окончил сегодняшний американский президент Дж.Буш-младший, стоит около 11 тыс. долларов, а в самом престижном университете Гарварде годовое пребывание в качестве студента обходится в 15 тыс.долларов. А если учесть сопутствующие расходы (жильё, транспорт, учебники, питание), то это значит, что доходы Гарварда исчисляются из расчёта 25 000 долларов в год с одного студента. Гарвардский университет (впрочем, как и большинство негосударственных вузов) работает и управляется как обычная корпорация. Есть статьи доходов, есть статьи расходов, разность между которыми составляет прибыль.

В довершение всего крупные учебные заведения напрямую сотрудничают с такими же крупными промышленными корпорациями - в форме создания контрактных лабораторий, а в последнее время в форме инновационных парков. В результате этих разработок появляется хай-тековская продукция, которая чаще всего начинает своё победоносное шествие на рынке массового спроса. В Массачусетском технологическом институте такой инновационный парк получил название «шоссе» и включает в себя более 700 промышленных компаний с совокупным бюджетом более 2 млрд. долларов. Продвижение этой университетской продукции идёт подчас настолько успешно, что многие учёные образуют собственный бизнес.

Фактически идёт формирование нового сектора экономики - экономики образовательных услуг. Эпоха бесплатного массового высшего образования подходит к концу. Даже такая богатая страна как США более половины своего студенчества обучает за плату. По всем видимым признакам, высшее образование фактически становится экспортной отраслью. Причём, парадокс этого экспорта состоит в том, что «товар» не покидает национальных границ. Потребители и даже производители этих услуг сами приезжают в страну-экспортёр. На этот счёт есть такая шутка. Что такое американский университет? Это когда китайским студентам читают лекции русские профессора, а деньги получают: американцы. Охота за иностранными студентами и вообще учащимися стала настоящей национальной манией многих государств. Возможно, чемпионом по экспорту знаний «на дому» является английский университет в Эссексе. В нем иностранцы из 110 стран составляют 40 % от численности студентов этого заведения. Конкурентоспособное высшее образование на мировом рынке является очень прибыльным делом, так как студенты приезжающие учиться в вузах платят очень хорошие деньги и сегодня в мире такая ситуация, что Соединенные Штаты лидируют на этом мировом рынке, а Австралия занимает очень хорошие позиции. Поэтому необходимо добиться чтения курсов ведущими лекторами Казахстана на английском языке, что сделает доступным иностранным студентам огромный объём учебных программ казахстанских вузов (для чего должны практиковаться интенсивные курсы английского для ведущих лекторов и высокие ставки зарплаты тем лекторам, которые читают свои лекции на английском и т.д.). Так же необходимо решить проблему взаимного признания дипломов казахстанских и зарубежных специалистов, что бы выпускники вузов были востребованы на рынке труда у себя в стране, а так же и в мировом пространстве.

То, что сделало Гарвард Гарвардом и то, что вынуждает весь вузовский потенциал Казахстана оставаться тем, чем он до сих пор является это, прежде всего разная эффективность экономик и менеджмента высшего образования здесь и там. В Казахстане нет той системы внеправительственных фондов, которыми держатся многие знаменитые университеты в мире - особенно в Америке. Необходимо налаживать связи с промышленными компаниями, которые не только бы трудоустраивали выпускников вузов, но и финансировали перспективные исследования и разработки, проводимые усилиями университетов и академий. Это значит, что при известных структурных преобразованиях и гарантиях со стороны правительства казахстанские вузы моги бы вполне рассчитывать на солидные кредиты развития со стороны Всемирного Банка (ВБ) и других международных финансовых институтов. Например, кредиты ВБ Китаю в 2001 г. на систему образования составили 10 млрд. долларов. Только Пекинскому и Шанхайскому университетам выделено 3 млрд. долларов. «Человеческий капитал» создается и используется, прежде всего, за счет вложений в образование, которые сейчас, по всем серьезным экономическим расчетам, намного эффективнее, чем вложения в нефть, газ, алюминий или даже в обновление основных фондов авиакосмической промышленности. Государство должно пойти на увеличение расходов, на образование и повсеместно стимулировать этот процесс.

За рубежом сейчас происходит колоссальная трансформация системы образования и обучения в связи с внедрением новых технологий и информатизацией общества. Прежде всего, это выражается в том, что многие традиционные учебные программы становятся доступны и в форме дистанционного образования. Понять значение дистанционного образования помогает простая арифметика и элементарное представление о географии. Например, в США только 15 млн. университетских мест, а последние исследования показывают, что около 100 млн. людей хотели бы продолжить свое образование. В Китае то же соотношение: 5 млн. на 80 млн. Расстояние между потенциальным студентом и интересующим его университетом тоже может достигать тысяч километров: не случайно США, Канада, Австралия и Великобритания (как центр Британского Содружества) являются лидерами дистанционного образования.

Осознать важность дистанционного образования помогает также жесткая процедура отбора в ведущие университеты и бизнес-школы. Например, в известнейшие школы бизнеса Wharton и Harvard принимается только 13% заявок из всех присланных, а в школы бизнеса Stanford и UCLA и того меньше - 12%. Прибавьте к этому еще и проблемы с визами, и транспортировкой через океан - есть причины подумать о дистанционном образовании.

Для тех, кто стремится получить новую или смежную специальность, выучить какой-либо иностранный язык дистанционное образование - просто находка. Ребенок может качественно подготовиться к дальнейшему образованию в школе или университете. Студент - не только прослушать дополнительные лекции или курсы по своей специальности, но, при настойчивости, и получить зарубежный диплом. Работающий человек, не рискуя потерять свое место в компании, может приобрести новые знания или повысить свою квалификацию.

Тем самым успешное решение проблемы обеспечения конкурентоспособности высшего образования и продуктивной организации деятельности вуза на рынке интеллектуального труда практически невозможно только на основе обязательного минимума требований к уровню подготовки выпускников, определяемых государственным стандартом.

Для подготовки специалистов в настоящее время является общепризнанным, что традиционное понимание профессионального образования как усвоения определенной суммы знаний, основанного на преподавании фиксированных предметов, является явно недостаточным. Основой образования должны стать не столько учебные предметы, сколько способы мышления и деятельности, т.е. процедуры рефлексивного характера. Знания и методы познания, а также способы деятельности необходимо соединить в органическую целостность. Все это ставит задачу необходимости включения в требования к содержанию и уровню подготовки специалистов вопросов формирования методологической культуры, включающей методы познавательной, профессиональной, коммуникативной и аксиологической деятельности.