Главная страница

История предпринимательства Введение История Российского предпринимательства (9-20 вв.) 1 Зарождение предпринимательства на Руси


НазваниеИстория предпринимательства Введение История Российского предпринимательства (9-20 вв.) 1 Зарождение предпринимательства на Руси
страница5/13
Дата01.04.2016
Размер1.9 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Этап II - 1995 год - август 1998 года - период перехода малого предпринимательства к осуществлению деятельности в соответствии с жестким государственным регламентированием в условиях стабилизации экономического роста и макроэкономической либерализации. Отношение государства к развитию предпринимательства формируется исходя из осознания того, что малый бизнес стал достаточно серьезной экономической силой, энергию которой необходимо активно использовать для достижения максимальной бюджетной эффективности, для чего можно даже облегчить доступ к государственным ресурсам - как официальным путем (через приватизацию, отказ от государственной монополии на пользование природными ресурсами и т.д.), так и через коррупционные каналы (использование посреднических схем при выполнении государственных закупок и реализации государственных заказов, предоставление необоснованных индивидуальных преференций и т.п.). Краткая формула для описания взаимоотношений государства и предпринимателей на этом этапе: "Мы вынуждены дружить, но никто не говорит, что мы должны полюбить друг друга".

Этап III - с августа 1998 года - период изменения приоритетов, отраслевой структуры и механизмов развития малого предпринимательства в посткризисный период. Одновременно именно в этот период государство начинает испытывать дискомфорт от жесткой зависимости финансово-экономической независимости страны от ситуаций на мировых сырьевых рынках - на нефть, газ, золото, цветные металлы - то есть в тех отраслях, где традиционно работают исключительно крупные предприятия. Наименее зависимое от этих факторов малое предпринимательство наиболее быстро восстанавливается после финансового кризиса и становится главным гарантом социальной стабильности в обществе. Государство осознает необходимость укрепления сектора малого предпринимательства в целях поддержания этой стабильности - принимаются, безусловно, прогрессивные федеральные законы "О едином налоге на вмененный доход", "О лицензировании отдельных видов деятельности", "О лизинге". Но одновременно, видимо, чтобы малые предприятия не чувствовали себя самостоятельными и независимыми, был ликвидирован Государственный комитет Российской Федерации по развитию предпринимательства. Формула взаимоотношений: "Мы знаем, как сделать вас счастливыми, но с вами обсуждать это не намерены, просто приказываем: будьте счастливыми и идите к счастью по указанной нами дороге".

Анализ современного состояния экономики однозначно указывает на то, что, несмотря на то, что Россия по-прежнему находится в фазе экономического роста, действие положительных последствий финансового кризиса 1998 года практически закончилось к середине 2000 года, когда рубль начал укрепляться. Разница в цене между отечественными и импортными товарами уменьшилась в результате роста цен на отечественную продукцию и гибкой ценовой политики крупных импортеров. Также необходимо отметить изменение параметров формирования издержек, как в производственных, так и в непроизводственных отраслях, и, как следствие, - структуры распределения прибыли между отраслями экономики. Следствием этого стало уменьшение темпов экономического роста, они стали более зависимы от уровня иностранных и отечественных инвестиций.

Типография





Производство
медтехники



Количество малых предприятий в России, 1991-2010

Покрытие
для детских площадок






Интернет
и сотовая связь


Бухгалтерские
и аудиторские услуги






Новые технологии


Можно говорить, о том, что эти изменения обуславливают новый вызов, требующий перехода к партнерским взаимоотношениям между государством и предпринимательством, то есть к новому этапу этих взаимоотношений.

 



3. Галерея великих русских предпринимателей


Предпринимать - затевать, решаться исполнить какое-то новое дело, приступать к свершению чего-либо значительного.
Предприятие - то, что предпринимается; само дело.
Предприимчивый - склонный, способный к предприятию, крупным оборотам; смелый, решительный, отважный на дела этого рода.

Владимир Даль "Толковый словарь живого великорусского языка"



Высокий уровень предпринимательской способности всегда был отличительной особенностью людей, населявших российские земли. Говорить о предпринимательстве, ограничивая себя лишь экономическими, социологическими, фактологическими и иными обобщениями, значит, обеднить свое прошлое, пропустить живой дух событий, не услышать персональных посланий. Очень важно осветить историю "портретов" и образов тех, кто стал душой отечественного предпринимательства, характеризуя незаурядность ряда человеческих судеб и характеров. Характеров очень разных, но всегда оригинальных, нетрафаретных как в своих добродетелях, так и пороках. Что же это были за люди - российские предприниматели? Их было много - сотни тысяч, возможно, миллионы наших соотечественников. Среди них - масса ярких персон, творивших своими руками и умами российскую историю. Всех героев назвать невозможно - только перечень имен, который история сохранила, будет гигантским. Да и что скажут звуки фамилий? В этой главе вы познакомитесь только с пятью, которые, несомненно, занимают почетное место в галерее великих. Харизма их была столь мощна, что заражала и воспитывала детей и внуков в духе дела. Три экономических династии: купцы и промышленники Строгановы, родовая предпринимательская история которых насчитывает более 500 лет; промышленники Демидовы, более 200 лет, владевшие уральскими заводами и хозяева нескольких мануфактур Морозовы. Самым далеким от нас (15 век) будет портрет Афанасия Никитина. А братья Сергей и Павел Третьяковы, оставили свой след в истории не только как дельцы - льнянщики, а лен в России всегда считался коренным русским товаром, но и как одни из самых известных меценатов, достижениями которых мы с вами и сегодня пользуемся.
3.1 Афанасий Никитин


Тверскому купцу Афанасию Никитину, первому из русских людей совершившему в XV веке путешествие в сказочную Индию, посвящены десятки научных и популярных книг, статей, очерков.

Конец XV - начало XVI в. - время великих географических открытий. Это время Христофора Колумба и Васко да Гама. Тот же интерес к открытию еще неизведанных стран был характерен и для России. Русские землепроходцы еще в XV в. проникли в Персию и в Сибирь.

Особенно интенсивны были в конце XV в. поиски торгового пути в Индию - притягательный центр средневековья. Мечтою об "Индии богатой" жило все европейское средневековое общество. В Западной Европе и на Руси бытовало много сказаний об Индии, о ее богатствах, о ее фантастическом идеальном государстве. Десятки предприимчивых людей стремились открыть путь в Индию. В Индию же пытался проникнуть и Христофор Колумб. Морской путь в Индию был открыт португальцем Васко да Гама в 1498-1502 гг. Однако еще в 1466-1472 гг. тверской купец Афанасий Никитин кратчайшим, сухим путем прошел в Индию и оставил о ней деловитые и обстоятельные записки - "Хождение за три моря". Записки Афанасия Никитина не отличаются литературностью, как она понималась в Древней Руси. В них нет украшенности, нет заботы о стиле. Он пишет просто, и в этой простоте их особое очарование.

Итак, Крым середины второго тысячелетия от Рождества Христова... Пять-шесть столетий назад современная Феодосия, именовавшаяся тогда Каффой, была крупнейшей на всем Северном Причерноморье генуэзской торговой факторией. В гавани Каффы одновременно стояли на якоре до 200 кораблей. В городе проживало не менее 10 тысяч человек: греки, итальянцы, армяне, татары, сирийцы, евреи, турки, русские.

Вот как описывал Каффу в "Книге познания мира" (1404) Иоанн Галонифонтский: "Известный и многолюдный город... место сбора купцов со всех концов мира... Здесь говорят на всех восточных языках, и однажды мне удалось насчитать тридцать пять наречий". Управление осуществляла генуэзская администрация во главе с консулом этой крупнейшей морской республики средневековья, носившим титул Главы и начальника Черного моря. Город чеканил свою собственную монету и являлся ведущим центром работорговли в Крыму. Его окружали две линии крепостных стен толщиной до 2,5 метров и высотой до 12 метров. Над стенами возвышались 26 оборонительных и сторожевых башен. Все это защищало администрацию, как от внешних врагов, так и от городского плебса, значительную часть которого составляли рабы. В городе нередко вспыхивали восстания бедноты против властей и местной торговой аристократии.

В такой неспокойной обстановке жили и торговали здесь в XIV-XV веках купцы, приезжавшие из Москвы, Твери, Можайска, Коломны и других городов Руси за шелком, коврами, пряностями, красителями, драгоценными камнями, различными экзотическими товарами. 5 ноября 1474 года в порту Каффы бросило якорь торговое судно, прибывшее через Гурзуф с южного побережья Черного моря. По сходням на берег сошел бронзовый от загара бородатый человек с усталым, даже изможденным лицом, - сошел налегке, с одной лишь дорожной котомкой. Звали его Афанасий Никитин. Шесть лет назад он отправился из Твери по Волге и Каспию торговать в государство Ширван, располагавшееся на северо-востоке современного Азербайджана.

Бывалый купец Никитин до этого не раз посещал дальние страны - Византию, Молдавию, Литву, Крым - и благополучно возвращался домой с заморским товаром. Последнее его путешествие также поначалу проходило гладко. Перед отъездом Афанасий Никитин получил грамоту от Великого князя Тверского Михаила Борисовича. В Нижнем Новгороде он намеревался в целях безопасности присоединиться к посольству Василия Папина, но тот успел уехать оттуда ранее. Тогда тверской купец стал дожидаться возвращения из Москвы посла Ширвана Хасан-бека. С ним и с другими купцами поплыл через две недели на юг. Подошли к устью Волги, к Астрахани. Казалось бы, цель близка. Однако, под самой Астраханью караван из двух судов (посольского и купеческого) ограбили татары, отняв у Афанасия весь товар, закупленный им в кредит.

Ограбленные купцы, "заплакав, да разошлися кои куды: у кого что есть на Руси, и тот пошел на Русь; а кой должен, а тот пошел куды его очи понесли". Отчаянное желание поправить свои дела с помощью посреднической торговли гнало Никитина из города в город - все дальше и дальше на юг. Через Дербент и Баку он попал в Персию, пересек ее от Чапакура на южном побережье Каспия до Ормуза на берегу Персидского залива и по Индийскому океану в 1471 году доплыл до Индии. Там любознательный русский купец провел целых три года, посетив ряд городов - Бидар, Джункар, Чаул, Дабхол и другие. Денег он не нажил, но обогатился неизгладимыми впечатлениями.

Персидские земли описаны Афанасием Никитиным кратко: по-видимому, они были хорошо известны русским купцам и не представляли особого интереса для путешественника. В Чувиле (Чауле), куда Афанасий Никитин прибыл морем, он получил первые впечатления от Индии: люди ходят нагие, не покрывая ни головы, ни груди, волосы заплетают в одну косу. Князь их носит покрывало на голове и на бедрах; бояре ходят с фатой на плече, а другой на бедрах; слуги княжеские с фатой на бедрах, со щитом и мечом в руках, а иные с копьями, с ножами или с луками и стрелами. Жонки не покрывают волос, ходят с голыми грудями, все голы, босы и черны: "яз хожу куды, ино за мною людей много, дивятся белому человеку".

Афанасий Никитин объездил всю Индию. Он побывал и в священном городе Индии Парвате, описал местные религиозные обычаи.

Побывал Никитин не раз и в столице тогдашней Индии - Бедере (Бидар): здесь торгуют конями, камкой, шелком и другим подобным товаром, черными людьми, съестными вещами, овощами - для русской земли товара тут нет. Двор бедерского султана окружен стенами с семью воротами. В воротах сидят по сто сторожей да по сто писцов, которые записывают имена всех входящих и выходящих; иностранцев не пускают. Двор чудесный, все в нем украшено изваяниями и золотом, и последний камень изваян и покрыт золотом. Ночью город стерегут 1000 человек: они ездят в доспехах, со светочами в руках.

В записках Никитина имеются также расспросные сведения о других местностях, где он сам не побывал: он упоминает Каликот (Каликут, в то время главная гавань на западном берегу Индии), Силян (остров Цейлон), Певгу (область Пегу на Индокитайском полуострове), Чин да Мачин (южная часть Китая) и Китай.

С места на место странствует Афанасий Никитин по Индии в торговых заботах. В городе Чунере Никитин остановился, чтобы продать жеребца, которого купил за 100 рублей. Местный хан ездит на людях, хотя у него есть много слонов и хороших лошадей. Хан взял жеребца, но, узнав, что Никитин русский, стал склонять его перейти в магометанство: "а не станешь в веру нашу, и жеребца возьму и тысячу золотых на голове твоей возьму". К счастью для Никитина, в Чунер приехал некий хорасанин (господствующее племя в Индии), который заступился за него: освободил Афанасия и возвратил ему жеребца. Но Афанасий пришел к печальному выводу. "Ино, братья русьстии, - восклицает он по этому поводу, - кто хочеть пойти в Ындейскую землю, и ты остави веру свою на Руси, да воскликну Махмета, да пойди в Густаньскую землю". Любопытно, что итальянец Никола де Конти, побывавший в Индии в конце XV в., так и поступил: он принял магометанство и обзавелся семьей в Индии. Но Афанасия Никитина тянет на Родину, он любит Русскую землю: "Да сохранит бог землю русскую, - восклицает Никитин, - Боже сохрани! Боже сохрани! На этом свете нет страны, подобной ей! Некоторые вельможи Русской земли несправедливы и не добры. Но да устроится Русская земля!.. Боже! Боже! Боже! Боже! Боже!" Из этих пяти призываний имени божьего первое написано им по-арабски, второе по-персидски, третье и четвертое по-русски, пятое по-татарски. На всех языках славит Никитин Русскую землю. Отличает Афанасия Никитина и необычная для средних веков веротерпимость. "А правую веру, - пишет он, - бог ведает, а правая вера бога единого знати, имя его призывати на всяком месте чисте чисту".

На обратном пути в 1474 году ему довелось побывать на побережье Восточной Африки, в "земле Эфиопской", затем в Аравии. Наконец через Иран и Турцию он добрался до Черного моря. Прибыв в Каффу в ноябре, Афанасий Никитин не смог отправиться сразу же дальше на Русь, в родную Тверь, а вынужден был дожидаться весеннего купеческого каравана.

Желая поведать другим то, что повидал сам, он это время использовал для написания "Хождения за три моря"... Вряд ли оно было создано в завершенном виде до прибытия в Крым, где Афанасию Никитину предстояло обобщить свои отрывочные записи и воспоминания. Здоровье его было подорвано длительным путешествием. Возможно, в Индии он приобрел какое-то хроническое заболевание. В Каффе Афанасий Никитин, по-видимому, познакомился и близко сошелся с богатыми московскими гостями Степаном Васильевым и Гридкой (Григорием) Жуком, с интересом слушавшими его рассказы о сказочной Индии. Когда купеческий караван тронулся в путь (скорее всего, в марте 1475 года), в Крыму уже было тепло, но по мере продвижения на север погода все больше ухудшалась. В ложбинах и в лесах еще лежал снег, телеги то и дело застревали в грязи. Переправившись через Днепр, караван двинулся по его правому берегу к Киеву, где уставших путников ждал кратковременный отдых. Далее дорога лежала на Тверь, но недалеко от Смоленска, умер. Так закончилось "хождение за три моря" Афанасия Никитина. Тетрадь с его записями купцы передали в Москву, главному дьяку царя Ивана III. Дьяк распорядился включить эти записи в летопись.

Таков был смелый, настойчивый, наблюдательный, предприимчивый русский путешественник Афанасий Никитин, умевший по достоинству оценить чужие обычаи и не изменивший своим. Афанасий Никитин был одним из первых европейцев, который правдиво и подробно рассказал о далекой Индии, подружился со многими ее жителями, изучил их обычаи и нравы. Его "Хождение за три моря" - замечательный памятник русской литературы. Оно переведено на многие языки мира. В Твери на берегу Волги стоит памятник отважному русскому путешественнику.






 


3.2 Династия Строгановых


Историки сравнивают знаменитую династию купцов и промышленников Строгановых, одновременно как с богатейшими немецкими банкирами конца XV - XVI века Фуггерами, так и с испанскими кондотьерами Пиззаро и Кортесом, покорявшими американские земли. Строгановы происходили из разбогатевших поморских крестьян. Русский Север, включавший Поморье, и Северо-запад - особые русские регионы, которые, по наблюдениям историков, в XVI веке имели несомненный потенциал буржуазного развития. Пример династии Строгановых это убедительно иллюстрирует, как и то, что возобладавшее в стране крепостничество не дало шанса реализовать тогда данный потенциал. Расцвет дома Строгановых приходится на время, когда во главе его встал 18-летний Аника Федорович (1497 - 1570), осевший в Сольвычегодске, который на столетия станет родовым гнездом и центром управления огромными вотчинами. Вместе с сыновьями Аника закладывает основы будущих обширных промыслов и земельных владений. Государство, заинтересованное в заселении нового края и развитии его хозяйства, широко раздает налоговые льготы новоселам и местным промысловикам. Наиболее активный среди них - Аника Федорович, в числе многих других он занимается в Сольвычегодске соляным промыслом. Неуклонного его расширения Аника добивался за счет разорения и скупки соседних участков. Не брезговали Строгановы и ростовщичеством: давая ссуды под большие проценты, они приобрели немало земель, отбирая их за долги и закабаляя самих должников. Со временем дом Строгановых стал надежным и безотказным банком для главы государства, широко предоставляя ему кредиты и получая от царя новые пожалования и льготы. Вскоре Анике принадлежала значительная часть самого Сольвычегодска, он возглавил и местное самоуправление в уезде, причем его голос был иногда весомее всех остальных вместе взятых. Именно как глава местного самоуправления Аника, наряду с другими его членами, получал правительственные задания по организации сбора государственного налога - "оброчного хлеба". Широкие операции с зерном стали одним из самых доходных занятий дома Строгановых, бравших подряды на его поставки большими партиями.

Вкладывал Аника средства и в разведку местных болотных руд, а затем - в производство из них железа, необходимого для обустройства соляных варниц, так как привозить его было слишком дорого. Добывалась и вновь разведанная медь. В хозяйстве Строгановых появляются свои кузницы, в которых зависимые люди и холопы ковали "солеваренную снасть" и буровой инструмент. Разведав рудные месторождения, Аника Строганов добивался передачи их в свое владение или оброчное пользование опять-таки на льготных основаниях.

Организуя производство на новых территориях, заселяя свои все увеличивающиеся владения (всего, по некоторым подсчетам, на Строгановых в конце жизни Аники Федоровича работали уже около 6 тыс. чел.), накапливая огромные богатства, Аника Строганов с сыновьями сумел стать незаменимым для русского престола и как банкир, и как торговый агент, исполнявший поручения, связанные с интересами государственной казны. В частности, Строгановым поручили наблюдать за выполнением условий, на которых англичане получили разрешение на экономическую деятельность в России. При этом сами контролеры сумели извлечь выгоду и из этих контактов: переняли у англичан передовой для того времени способ плавки железной руды. Строгановы со временем все чаще поставляют разнообразные товары ко двору требовательного, капризного и скорого на расправу Ивана IV. Редкое умение угождать царю и реально быть ему полезными помогло Строгановым избежать беды в нелегкое время его правления: в 1566 г. они были приняты со своими владениями в привилегированную часть общества - вошли в состав опричнины, а не остались в подвергавшейся систематическому разграблению земщине. Главным богатством аграрной страны, шедшей к торжеству крепостного права, оставалась земля, и Строгановы приобретают вотчины, используя все доступные средства. С 1558 г. у них появляются пожалованные царем обширные пермские вотчины. Как вотчинники, обязанные поставлять на государеву службу свои отряды, Строгановы обладали серьезным военным потенциалом - известен случай посылки ими за свой счет к Серпухову для противостояния напавшим крымским татарам тысячи казаков в полном вооружении. Уже как агенты расширявшегося на восток государства Строгановы получили задание оборонять там границу. Хозяйство в новых владениях налаживается по образцу Сольвычегодского, причем сразу в больших масштабах. Строгановы строят городки и остроги, устраивают соляные варницы, организуют железоделательное производство, нередко при этом вытесняя с лучших мест аборигенное население или же закабаляя его.

Особую роль в хозяйстве Строгановых играла торговля пушниной. Еще в Сольвычегодске они скупали меха, привезенные коренными жителями Печоры, Приуралья, Оби. Дополнительно к известным с новгородских времен методам грабежа и неэквивалентного обмена пушнины на железные изделия, спирт, галантерейные товары и т. п. Строгановы с успехом практикуют иные способы. Они заводят дружбу с аборигенами, немало которых появляется и среди Строгановской дворни, что было очень важно: знание языков способствовало успеху в проникновении на новые территории. Люди Строгановых ездят в настоящие экспедиции за Урал, разведывая пути, изучая образ жизни и быт местных народов. Результат этой гибкой политики - невероятно быстрое обогащение Строгановых, концентрация у них наилучших мехов, что позволило им постоянно поставлять ко двору и для нужд внешней политики эту "валюту" тогдашнего времени. В результате своей многообразной деятельности Строгановым удалось занять ключевые позиции в русской экономике, распространить свои операции на всю страну. Однако Север и Северо-восток как источник неисчерпаемых богатств всегда привлекает их особое внимание. Так, они участвуют в освоении Арктики - в XVI в. на Новой Земле людьми Строгановых была основана промысловая колония для добычи морских животных и рыбы, ворвани, пушнины.

Строгановы поддерживали наилучшие отношения не только с государством, но и с церковью. Дальновидный и хитрый предприниматель, крутой хозяин Аника Федорович Строганов был набожным православным христианином, и жизнь свою окончил монахом. Рядом с варницами он возводит церкви, в его кузницах мастерски выковывают для них решетки и переплеты окон. В его владениях появляются первые иконописцы, а при сыновьях и внуках Аники - и собственные иконные и книгописные мастерские. Стремясь устроить и украсить свои церкви, Строгановы не жалели денег на покупку в Москве дорогой церковной утвари, а также привозимых греческими торговцами святых мощей. Строгановы жертвовали крупные вклады в монастыри, в том числе и в основанный Аникой в пермских вотчинах Пыскорский монастырь. Сам Аника Федорович сумел собрать большую библиотеку рукописных и печатных книг, тем же пристрастием отличались и его наследники (при внуках Аники библиотека насчитывала около 2 тыс. книг), которые продолжали строить в своих вотчинах замечательные храмы, покровительствовать развитию древнерусского изобразительного и певческого искусства.

Сыновья - Яков, Григорий и Семен продолжили дело отца. Они начали строить укрепленные поселения на реках Чусовой и Сылве, ставили городки и остроги, принимали к себе множество промышленных и вольных людей, вели войны с черемисами, башкирами и остяками, а с помощью казаков Ермака - и с татарами Кучума. Т. о. они расширили свои владения до Западной Сибири. Царь Иван Грозный в награду за покорение Сибири пожаловал им на Волге местечки Большая Соль и Малая Соль, а по обе стороны Уральского хребта - все пустующие земли, какие они смогут занять и удержать за собой; освободил их от пошлин; дал право судить и распоряжаться людьми, жившими на их землях, без ведома тиунов и даже царских наместников; освободил от обязанности возить и кормить послов; позволил иметь собственное войско на их содержании, возводить собственные крепости.

Владения и капиталы семьи Строгановых расширили и преумножили внуки Иоанникия (Аники) Федоровича, двоюродные братья Максим Яковлевич и Никита Григорьевич. Они оставили след не только в семейной хронике Строгановых, но и во всей российской истории.

Братьям Максиму Яковлевичу и Никите Григорьевичу, а также их дяде Семену Иоанникиевичу достались обширные владения. Они произвели раздел всего имущества и земель на три части. Интересен этот раздел тем, что во время него было составлено полное описание владений Строгановых в так называемой "Сотной книге". Оказалось, что к моменту раздела (1579 год) во владении Строгановых только земли было более восьми миллионов десятин. Семен Иоанникиевич, как старший член семьи, остался на обжитых Строгановских землях в Сольвычегодске, а Максиму и Никите достались Прикамские, Пермские и Зауральские территории.

Земли эти находились в непосредственном окружении инородцев и в значительной своей части располагались на их территориях. Военные набеги местных племен при этих условиях были неизбежны. Кроме того, в расширении влияния Строгановых видел серьезную угрозу и сибирский хан Кучум. Братьям Строгановым приходилось строить укрепленные городки и остроги и содержать большое количество военной силы для защиты своих людей и промыслов от набегов и разорения. У них были средства на эту защиту, но им катастрофически не хватало людей, способных на ратное дело. Строгановы со свойственной им сметливостью нашли выход из этого положения.

В то время лихими набегами на Волге и Хвалынском (Каспийском) море прославилась ватага, предводителем которой был Ермак. Входили в эту ватагу также известные в то время атаманы Никита Пан, Яков Михайлов и Иван Кольцо (ставший впоследствии одним из героев исторического романа А.К. Толстого "Князь Серебряный"). Строгановы послали к казакам "ласковую грамоту", в которой предлагали оставить разбой и поступить к ним "на службу честную" и стать "воинами царя Белаго". По сути, они предлагали казакам заниматься хорошо известным им ратным делом без контроля военного начальства и на выгодных условиях.

Имея столь значительную военную силу, Строгановы не стали останавливаться на достигнутом. Им необходимо было избавиться от постоянной угрозы их благополучию и процветанию. Еще их дед, Иоанникий Федорович, указывал на грандиозные перспективы торговли с Сибирью. Завоевание этого региона имело огромное значение для всего государства.

В 1581 году Максим Яковлевич и Никита Григорьевич Строгановы полностью снарядили большой военный отряд во главе с Ермаком для похода в Сибирь, включив дополнительно в войско Ермака Тимофеевича значительное число своих людей. Снаряжение это обошлось им в огромную по тому времени сумму - около двадцати тысяч рублей, что было бы не под силу даже государственной казне. Основной целью похода Ермака было уничтожение власти хана Кучума, что позволило бы беспрепятственно захватить сибирские земли и обезопасит торговые пути, и завоевание поселения Мангазея, окрестности которого изобиловали пушным зверем. На самом деле поход Ермака одной лишь Мангазеей не ограничился. С 1581 по 1584 год в результате нескольких крупных кровопролитных сражений и множества более мелких вооруженных столкновений с местным населением Сибирское ханство Кучума, простиравшееся по рекам Type, Тоболу и Иртышу, было разгромлено. О походе Ермака Тимофеевича в народе было сложено множество легенд и преданий, по некоторым из которых Ермак уже после победы над ханом Кучумом утонул в Иртыше во время ночного разведывательного рейда. Несмотря на успехи сибирского похода и всю его важность для страны не обошлось, как в большинстве больших начинаний, без кляуз и доносов. Чердынский воевода, воспользовавшись набегом местных племен на пермские земли Строгановых, донес царю о "самоуправстве" Максима и Никиты, о том, что братья Строгановы самовольно послали в Сибирь разбойный отряд казаков, оставив без охраны пермские территории. На самом же деле еще предки Максима и Никиты Строгановых по царской грамоте имели право воевать с Сибирью, не испрашивая всякий раз на то соизволения государя.

Царь Иван был рассержен и отправил Строгановым "гневную грамоту", обвинив их в "воровстве и измене". Чтобы не подвергнуться опале, Строгановы должны были лично объясниться с царем и спешно выехали в Москву. Известия о походе Ермака были самыми благоприятными, он одержал несколько крупных военных побед, и к тому же в Москву вовремя подоспел посланный Ермаком Тимофеевичем Иван Кольцо, свидетель успешного похода. Максим Яковлевич и Никита Григорьевич Строгановы подробно описали государю всю историю и цели сибирского похода и просили завоеванные земли "взять под царскую руку". Строгановы были реабилитированы. Царь не только перестал гневаться на них, но и предоставил им право беспошлинной торговли на завоеванных их радением территориях.

Вступив на престол, Федор Иванович подтвердил право Строгановых на все дарованные им его предшественниками владения и льготы. Уже во время его царствования братья Максим и Никита Строгановы оказывали необходимую Москве военную помощь. А в смутное время они предоставляли своих ратников для борьбы с поляками и пожертвовали в опустевшую государственную казну значительные денежные суммы. В отличие от многих других богатых людей, получавших из казны заклады под свои денежные ссуды, братья Строгановы отказались от закладов и не приняли назад своих денег. Они "прибыли себе не искали, а служили и работали великому государю и всему Московскому государству верою и правдою во всем". В 1610 году благодарный Строгановым царь Василий Шуйский, никогда не встречавший от них отказа на свои просьбы, повелел им, их потомкам и потомкам Семена Иоанникиевича писаться с "-вичем" и даровал им особое звание "именитых людей", которое носили только Строгановы.

От третьего сына Семена Иоанникиевича, Андрея Семеновича, пошла единственная семейная линия, давшая множество потомков. Андрей Строганов, как и его двоюродные братья Максим и Никита, помогал царю Василию Шуйскому деньгами и военной силой. Большую помощь оказал он воеводам Д.Т. Трубецкому, Д.М. Пожарскому, а также Прокопию Ляпунову в борьбе с поляками и был включен грамотой Василия Шуйского в число "именитых людей". Сын Андрея Семеновича, Дмитрий Андреевич, вместе со своим двоюродным братом Федором Петровичем, продолжая семейные традиции, оказывали всемерную поддержку первым государям Романовым, Михаилу Федоровичу и Алексею Михайловичу. Они сыграли важную роль в отражении серьезных набегов башкир и татар на Прикамье.

У Дмитрия Андреевича был один сын Григорий (1656-1715), который остался единственным наследником всех неисчислимых владений и капиталов Строгановых. Так же, как "и его предшественники, Григорий Дмитриевич оказывал широкую поддержку государственным начинаниям. Очень щедрой была его денежная помощь Петру 1, и особенно важна она была во время Северной войны, когда, кроме денежных пожертвований, Григорий Строганов на свой счет построил и снарядил фрегат. Петр 1 высоко ценил помощь Строганова. Он подтвердил его право на все владения и существенно расширил их восемью жалованными грамотами. Григорий Дмитриевич Строганов был последним "именитым человеком", трем сыновьям его в 1712 году Петр даровал за заслуги предков баронский титул. Александр, Николай и Сергей Строгановы, сыновья Григория Дмитриевича, были не только первыми баронами в этой семье, но и первыми ее членами, вступившими на государственную службу. Благодаря своему богатству и личным качествам они заняли высокое место при дворе. На свадьбе с княжной Шереметевой старшего из братьев, Александра Григорьевича, посаженым отцом был сам император Петр 1, причем "довольно на том браке изволил веселиться купно с государынею Императрицею, их высочествами принцессами и прочими знатными особами". Впоследствии Александр Григорьевич еще дважды вступал в брак и через замужество своих дочерей породнился с князьями Голицыными и Шаховскими. Александр Григорьевич был образованным человеком и, как и все члены его семьи, щедрым благотворителем. Его брат Сергей Григорьевич был, кроме того, знатоком и покровителем искусства. В своем доме, выстроенном самим Растрелли, Сергей Григорьевич основал прекрасную картинную галерею.
















Григорий Дмитриевич
Строганов
(1656-1715)

Александр Григорьевич
Строганов(1698-1754)


Сергей Григорьевич
Строганов (1707-1756)



К сожалению, соляной промысел братьев Строгановых в то время переживал кризис. Для этого были объективные причины. Александр, Николай и Сергей Строгановы, как и предыдущие поколения этой семьи, столкнулись с нехваткой людских ресурсов в малонаселенных пермских землях. Добыча соли для поставки в казну и ее транспортировки в Нижний Новгород (по условиям, подписанным еще Григорием Дмитриевичем) требовали огромного количества рабочих рук. До 1742 года эта проблема решалась путем привлечения бродяг, беглых и беспаспортных, которые благодаря приемлемым условиям охотно шли к Строгановым на работу. Однако после указа 1742 года, категорически воспрещавшего принимать людей не только беспаспортных, но даже с письменными паспортами, на работу можно было брать только немногочисленных владельцев печатных паспортов. В отдаленных пермских землях таких находилось немного. Строгановы попытались использовать все свое влияние и обратились в Сенат с просьбой сделать для них исключение за солидные взносы в казну, но получили отказ. Тогда они подали императрице Елизавете Петровне челобитную, в которой просили взять за соответствующее вознаграждение их соляные промыслы в государственную казну. Рассмотрение этого дела тянулось несколько лет. В это время возникла серьезная конкуренция строгановской соляной монополии - началась активная разработка соляных месторождений озера Эльтон. Соль эта была дешевле строгановской. Большинство промыслов Строгановых не выдержало конкуренции, и значительное количество их соляных варниц было закрыто.



Александр Сергеевич
Строганов (1733-1811)


Потомки баронов Строгановых, были скорее значительными персонами при дворе и в государстве, чем предпринимателями, внеся немалую лепту в историю и культуру России. Единственный сын Сергея Григорьевича, Александр Сергеевич Строганов (1733-1811), заслужил благодарность современников и потомков как известнейший меценат, покровитель и щедрый благотворитель искусства и науки. Строганов оказывал поддержку таким выдающимся деятелям русской культуры, как поэт и переводчик "Илиады" Гнедич, художник-портретист Левицкий, композитор Бортнянский, скульптор Мартос, баснописец Крылов, великий русский поэт Державин и многим другим.

В 1800 году Строганов стал президентом Академии художеств, и для нее настало поистине золотое время. Строганов щедро помогал молодым талантам, финансируя их образование за границей в значительной степени из собственных капиталов.

Последние десять лет жизни Александра Сергеевича Строганова были посвящены строительству Казанского собора в Петербурге, в которое было вложено немало и его собственных средств. Такая широкая благотворительная деятельность, требовавшая огромных денежных затрат, расстроила капитал Строганова, и сыну его в наследство достались значительные долги.

Потомки Александра Сергеевича Строганова, как и их предшественники, стали известными в России людьми, видными государственными и общественными деятелями.
























Павел Александрович
Строганов (1772-1817) - военный и государственный деятель; генерал-лейтенант


Григорий Александрович
Строганов (1770-1857) - дипломат, граф, почетный член Петербургской АН


Сергей Григорьевич
Строганов (1794-1882) - археолог, меценат, московский генерал-губернатор


Александр Григорьевич Строганов (1795- 1891) -
граф, министр внутренних дел, генерал от артиллерии
















 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13