Главная страница

История предпринимательства Введение История Российского предпринимательства (9-20 вв.) 1 Зарождение предпринимательства на Руси


НазваниеИстория предпринимательства Введение История Российского предпринимательства (9-20 вв.) 1 Зарождение предпринимательства на Руси
страница11/13
Дата01.04.2016
Размер1.9 Mb.
ТипДокументы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Без жалоб и просьб. Кто имеет путь, не жалуется и не просит. Только предлагает. Потому, что нет для него больше авторитета, нет больше защитника, чем его путь. Если сильный просит у слабого - это не просьба, а предложение. Если сильный жалуется слабому - это не жалоба, а доверие. Того, кто жалуется, могут расспросить, заставить ответить на все вопросы. Как заставишь сильного? Того, кто просит, можно обязать что-то сделать. Как обяжешь сильного? Если и вам жалуется, а на ваши расспросы отвечают неохотно, а то и вовсе от расспросов уходят, то и вам не жалуются, а лишь предлагают. Если и вас просят, а ответного шага делать не хотят, то и вас не просят, а лишь предлагают сделать. Тот, кто жалуется или просит, не имеет пути. Кто жалуется, или просит, всегда слаб. Кто жалуется или просит, может стать еще слабее. Если жалобу или просьбу не удовлетворят. Он не готов к отказу. Кто предлагает, к отказу готов. А если имеет путь, то после отказа становится еще сильнее. Как и при согласии. Подобно шарикам в ящике, который трясут. Можно быть, но не казаться. Можно казаться, но не быть. Можно казаться жалобщиком или просителем. Но нельзя быть им.

Сила и слабость. Сын спросил отца: “В чем твоя сила, отец? Целый день ты носишь на плечах огромные стволы деревьев, и трудно заметить, чтобы ты устал?“
- Моя сила - в безразличии. Мне все равно, какое дерево я несу; толстое или тонкое, длинное или короткое, тяжелое или легкое.

Да, это так. Сила - всегда в безразличии. В безразличии к любому препятствию, так как ни одно из них не способно остановить человека на его пути. Доказывающий неправ, правый не доказывает. Доказывающий слаб. Логикой силу не заменишь. Сила воли и духа - субстанция, далекая от геометрии. Доказывающий - всегда проситель, он просит, чтобы к его доказательствам отнеслись небезразлично.

Правый силен. Он знает, что он прав. И этого довольно. Его правота заметна. Она наполняет все пространство вокруг него, даже когда он молчит. Его взгляд убеждает больше всяких аргументов и останавливает поток слов. Неважно, "да" или "нет" вы говорите, неважно, какие аргументы приводите, важно говорите вы "да" или "нет" от силы или от слабости. Можно сказать "да" от силы. Это значит, вы могли бы сказать и "нет", но решили дать согласие. Можно сказать "да" от слабости. Это значит, что не в ваших силах отказать. Можно сказать "нет" от силы. Это значит, что вы могли бы и дать согласие, но считаете нужным отказать. Можно сказать "нет" от слабости. Это значит, что не в ваших силах дать согласие.

Тот, кто имеет путь, всегда прав. Правота - признак пути. Правота увеличивает и силу физическую. Не случайно раньше правота определялась в поединке, с оружием в руках.

Пути не пересекаются. Пути не пересекаются. Люди, имеющие путь, не могут помешать друг другу. Есть место для всех. Потому что путь, не сооружение и не плод фантазии. Он существует, пока существует человек. Его можно увидеть и узнать. Его можно устрашиться, смутиться или обрадоваться. Но для каждого он только один. Не выбрать его - не значит, выбрать другой. Это значит - жить без пути. Сначала мы выбираем путь, потом путь выбирает нас. И шагу не можем ступить в сторону. И подобно тому, как толпа интеллигентных людей способна не спеша пройти через узкие двери без конфликтов и напряжений, лишь испытывая удовольствие от взаимной изысканной вежливость, так и люди имеющие путь не могут помешать друг другу. У того, кто имеет путь, времени всегда достаточно. Невежлив и неэтичен лишь раб момента, не имеющий в запасе вечности.

Взгляд из будущего всегда спокоен. Когда в Вэйском царстве освободилось место первого министра, некто был сильно уязвлен, узнав о назначении другого сановника. Он пришел к более удачливому сопернику и сказал: “Давайте поговорим о наших заслугах, хорошо?!”
- Давайте.
- За кого из полководцев солдаты и офицеры с радостью идут на смерть, за вас или за меня?
- За вас.
- Кто умеет управлять чиновниками, быть близким народу, наполнять сокровищницу государства, я или вы?
- Вы.
- Кто защищает страну так, что сильная вражеская армия и голову повернуть не смеет в нашу сторону, вы или я?
- Вы.
- В таком случае, если во всех отношениях я выше вас, почему же по положению вы выше меня.
- Могу и я задать вопрос? Когда государь малолетний, а государство неустойчиво, когда сановники не поддерживают его, а народ еще не доверяет ему, кому в таком случае доверить государство - вам или мне?
Он некоторое время молчал, а потом ответил:
- Вам.
- Вот поэтому-то я и нахожусь выше вас.

Возможно, другой человек из показной скромности и воздержался бы от последней реплики, но новый первый министр заботился не о минутном впечатлении, а определял простые и ясные отношения с бывшим соперником в будущем. Ведь взгляд из будущего всегда спокоен и ясен. Любой перечень заслуг в прошлом не перевесит целесообразности в будущем. Имеющий путь никогда не поступает, потому что. Он всегда поступает, для того что бы. Самое слабое для того что бы, сильнее самого сильного потому что.

Путь сильнее человека. “А что ты можешь?“- спросил человек.
- Все, - ответил джин.
- Вот гуляет собака. Разогни собачий хвост!
Джин легко разогнул хвост, но тот снова загнулся крючком. Он снова разогнул его, и тот снова загнулся. И джин понял, что он может не все.

Только тогда мы понимаем, что мы, собственно, можем, когда понимаем, что именно мы не можем. Собачий хвост имеет скромный путь и знает, каким ему следует быть. Поэтому он оказался сильнее джина. Хотя джин сильнее человека, а человек сильнее собаки. Мы знаем, что легче просить за другого, чем за себя. Легче заснуть спокойно, если кто-то обещал разбудить вовремя. Легче настаивать на выполнении приказа другого, более авторитетного. Легче отказать, ссылаясь на кого-то другого. Много легче, если за нашей спиной кто-то другой, более сильный и авторитетный. Этот кто-то - наш путь. Мы исполняем его волю и действуем от его имени. Мы сильны, потому что он сильнее нас. Мы умны, потому что он умнее нас. Мы добры, потому что он щедрее нас. Мы спокойны и решительны, потому что он всегда знает, что нам следует делать. Наши слова полны правды и убедительности, потому что он дает нам свои слова. Мы любимы другими, потому что он любит нас, осеняя своим теплом и силой. Он - это наш путь. Для каждого свой, единственный. Нужны ли еще слова?

Идеальный руководитель. Это как тяжелобольной в доме. Любое его желание выполняется, лишь бы не ошибиться, лишь бы правильно понять желание! Вот что движет всеми. О неисполнении желания безнравственно и думать!

Неопытный водитель тормозит автомобиль, и пассажиры чувствуют неудобство. Потому что в момент остановки он давит на педаль тормоза до конца. Опытный водитель тормозит так, что и чашки кофе не расплещет. Потому что в момент остановки он вообще не давит на тормоз. У этих водителей прямо противоположное положение ноги в момент остановки. Ступени мастерства образуются сменой привычного на противоположное. Как горизонталь ступени сменяется вертикалью.

Неопытный руководитель сначала много думает над тем, какой приказ отдать. А уж после того, как отдаст, развивает кипучую деятельность, чтобы обеспечить его выполнение. Опытный - сперва создаст условия для выполнения всякого своего приказа. А уж потом и не отдаст его вовсе, а лишь выскажет пожелание. И не заботится о его выполнении. Ни его это дело, а других людей. Ему не о чем беспокоиться. Идеальный руководитель - вообще, бездействующий. Зачем отдавать приказы, если люди и сами должны догадываться, что им делать. Зачем спрашивать, сделано ли, если не было землетрясения или новой мировой войны, которая возможно, и могла бы помешать выполнению?! Он непредсказуем. Трудно сказать, что произойдет, если нарушить его слово. Но что-нибудь совершенно ужасное. И мысль о неповиновении обрывается на середине, потому что стынет кровь от ужаса. Он как мрак. Ничего в его планах разглядеть невозможно. Он как гром. Никогда не угадать, куда ударит и кого поразит. Он как огонь. Невозможно приблизиться. Тепло рядом, но невыносимо горячо, если пытаться стать еще ближе. Он бездействующий. Как бездействует плывущий под стремительным парусом по сравнению с гребущим веслами. Его любят и его боятся. Эти два самые сильные чувства идут за ним рука об руку.

Яблоко в траве. В траве лежало яблоко. Хорошее, лишь с одного боку пятнышко. Учитель поднял яблоко и сказал:
- Есть две возможности. Можно его слегка обтереть и сразу есть. А можно достать ножик. Вырезать все сомнительные места, а потом уже есть. Но уже без брезгливости и опаски. И съесть удастся больше. Ведь в первом случае мы невольно оставляем сколько-то хорошего вокруг плохого. Правда, в первом случае мы можем начать есть сразу, а во втором - лишь после предварительной работы. Эти две разные стратегии. Во всех делах. Во всех без исключения. Ничто на свете так не важно, как эта разница. Он достал ножик, очистил яблоко и начал неторопливо есть.
- А нас угостите? - пошутили мы.
- Нет, - пошутил он, - чтобы вы лучше запомнили! И доел яблоко. Он очень редко говорил нет, хотя хорошо умел это делать.

Твердое и пустое. Твердое - то, на что можно опереться. Это слова или цифры, которым можно верить. Человек, на которого можно положиться - не подведет. Автомобиль, который полностью исправен и заправлен бензином: в нужный момент и заведется, и поедет. Твердое - это и есть твердое. Пустое - то, на что нельзя опереться - провалишься. Информация, которая может оказаться ложной или неполной, неточной. Солдат, который испугается и убежит. Друг, который пообещает и не сделает. Фабрика, которая портит материалы, не производя ничего пригодного. Пустое - это и есть пустое. Надо отличать твердое от пустого. Это самое важное из всех искусств. Комбинация твердого и пустого дает пустое. А что она еще может дать?! Многие дела человеческие производятся впустую, потому что содержат что-нибудь пустое.

Маленького мальчика дедушка отдал чужим людям учить ремеслу. Но не делали они этого и еще очень плохо к нему относились. Когда мальчику стало совсем невмоготу, написал он дедушке письмо. Подробно и убедительно обрисовал свои беды, да вот адрес на конверте написал очень уж неконкретный: "На деревню дедушке". Не дойдет письмо с таким адресом, напрасно будет ждать мальчик своего дедушку. Содержание письма - это твердое. А вот адрес - пустое. В результате - пустое.

Мы бываем в положении этого мальчика чаще, чем наше самолюбие может в это поверить. Ведь если среди двадцати твердых поступков хоть один оказалось пустым - все усилия пропали зря. Отделение твердого от пустого подобно действию ножа, очищающего яблоко. Запах яблок каждый раз напоминает мне об этом высшем из искусств - отделении пустого от твердого.

Обучение гарема. Я прочитал все четырнадцать глав твоего трактата. Хороший трактат. Но теория одно, а практика - другое! Не мог ли бы ты показать свое искусство на практике?!
- Могу.
- А какое тебе нужно для этого войско?
- Любое.
- Тогда возьми мой гарем.

Полководец построил женщин во дворе дворца, разбив их на два отряда по девяносто человек в каждом. Объяснил, где "право", где "лево" и что такое "кругом". Выбрал двух любимых наложниц князя и поставил их офицерами над отрядами:
- Я буду давать команду офицерам, а офицеры - солдатам, - и скомандовал "налево!"
Офицеры, смеясь, повторили команду, а солдаты ее не исполнили: кто повернулся налево, кто направо, а кто и вовсе сел на траву.
- Не получилось, - сказал полководец, и повторил свое объяснение. Но и снова получилось то же самое.
- Снова не получилось, - сказал полководец, - Кто виноват? Я не виноват, я даже повторил свое объяснение. Солдаты виноваты? Нет, не виноваты. Потому что офицеры отдавали команды таким образом, как будто можно было ее не выполнять. Виноваты офицеры. Отрубить им головы.
- Нет, нет, - сказал князь, - Достаточно. Я вижу, что ты хороший полководец!
- Нет, князь, - возразил полководец, - Если мы не отрубим им головы, про тебя будут говорить, что у тебя полководец, чьи приказы не выполняются.

Головы отрубили, полководец поставил других офицеров, и стало получаться.
-Вот князь. Это еще не очень хорошее войско, но я готов идти с ним и сражаться!
Но князь в досаде махнул рукой и ушел. Действительно, теория - это одно, а практика - другое.

Страх и бесстрашие. Страх - весьма важное чувство. Его нельзя игнорировать, им нельзя не пользоваться. Ведь его поместили в человека, для блага человека. Это хорошее полезное чувство, которое не только может унизить человека, низведя его до животного, но может и возвысить. Из страха бросить тень на друга, могут и собственной жизнью пожертвовать. Не то главное, что человек боится, а то, чего именно он боится, за что именно он боится. Почему у женщин начали получаться боевые упражнения? Может быть, из страха? А почему полководец готов идти с этим войском и сражаться? Ведь с запуганным войском едва ли хорошо иметь дело. Здесь уже причина в бесстрашии. Солдаты не боятся, что полководец накажет их за чужую вину. Если виноват не солдат, а офицер, накажут офицера. Солдату нечего бояться, если он не виноват. Это - бесстрашие. Ну, а если виноват? Конечно, накажут. Раз уж и офицера не пощадили. Сочетание страха и бесстрашия - основа армии. Не страшен противник. Не страшен начальник, если выполняешь свой долг. Но страшно не выполнить долг. Тут уж прощения не жди. Переход от страха к бесстрашию - граница резкая. Этой резкой границей очерчиваем долг, обязанности, приказ. Чтобы твердое отделить от пустого. Казнь офицеров произвела такое отделение. Нельзя размазывать границу страха. Нельзя размазывать и границы бесстрашия. Всему свое место, имеющее точные границы.

Приблизься к оленю и не ошибешься. Хорошо стрелять в оленя из лука с далекой дистанции. Ни о чем не подозревает олень. Да вот беда: легко промахнется. Кто опасается промаха, старается подойти ближе. Приблизься к оленю и не промахнешься.

Если говорят: у меня в сумке нечто, поэтому я прошу вас, то "приблизиться к оленю" - значит попросить показать это нечто. Если говорят: он уехал. То "приблизиться к оленю" - значит спросить: в котором часу и на чем. И дело не в недоверии. Многое проясняется и для самого отвечающего. Люди обычно не умеют отличать пустое от твердого. Они ненамеренно могут вводить себя и вас в заблуждение. Вы спрашиваете: нет ли такого-то. Отвечают: нет, они все давно уже ушли. Вы подходите, трогаете ручку двери - не заперта. Заглядываете внутрь: вот он тот, кто вам нужен. Извините, а мы и не заметили, что он остался. А извиняться надо за другое. За неумение отличать пустое от твердого.

Если что-то сломалось, откройте крышку, загляните внутрь. Если кого-то не нашли, поищите сами. Если говорят, что что-то написано, прочитайте сами. Если говорят, что вкусно, попробуйте. Если пишут, что им не сделали, проверьте, может быть, сделали. Не начинайте действовать по сигналу, чья достоверность не проверена. Все, что можете проверять, проверяйте сами. Заходите. Открывайте. Заглядывайте. Приезжайте. Лично осматривайте. Сами пробуйте нажать. Трогайте рукой. Поднимайтесь на чердак. Заглядывайте под колеса. Убеждайтесь лично. Встречайтесь лично. И вот тогда появится умение отличать пустое от твердого. Отличать, уже не трогая руками, а задавая точные вопросы. Сколько весило? Какой толщины? А за шкаф заглядывали? Чья подпись там была? Сколько экземпляров? Вопросы, на которые невозможно ответить, не "приблизившись к оленю". Сокращайте дистанцию всеми способами. До тех пор, пока промах не станет невозможным. Вы хотите посмотреть сами? Да, хочу! Вас не интересует быть невиновным в ошибке, вам нужно, чтобы ее просто не было. Милый олень, прости!

Выбирая путь, думай, кто по нему пойдет. Выбирая путь, думай, кто по нему пойдет. Не посылай на проверку того, кто не умеет приблизиться к оленю. Не указывай короткую дорогу старушке, если там надо прыгать через канаву. Не направляйте робкого на переговоры к наглому. Не сковывай подробными инструкциями человека сообразительного. Действия искусного приносят выгоду, неискусного - опасность. Лучший путь для рыбы и для птицы разный. Нет размера обуви, наиболее подходящего для всех людей сразу. Для каждого свой путь. Если человек не уверен, сомневается, не согласен или протестует - значит, вы ему указали не его путь. Как быстро и удовлетворенно он успокаивается - стоит только указать ему на путь.

Приблизиться к человеку - значит знать его путь. Даже если он сам его не знает. Нет дела благодарнее, великодушнее и благороднее, чем дать увидеть человеку его путь!

Управляй многими. Управляй многими, как управляешь немногими. Искусство управления большим - армией, городом или страной - это искусство управлять большим как управляешь малым. Не смущаться, не теряться, не идти на поводу у событий и мнений. А увидеть в большом то малое, чем стоит управлять. Голодными управлять легче, чем сытыми. Потому что голодные хотят хлеба. А что хотят сытые - сразу не скажешь. Бедными управлять легче, чем богатыми. Бедным нужны деньги. А что нужно богатым - сразу не скажешь. Одинаковыми людьми управлять легче, чем разными. Людьми, имеющими общего врага, управлять легче, чем имеющими разных врагов.

Разделяя большое на малое число частей, его превращают в малое. Соединяя многие малые части в немногие большие, их превращают в немногие. Проведением границ между пустым и твердым превращают большое в управляемое немногое. Над каждым немногим ставят наместника. Вассала или помощника. Очерчивают границу того, что вассал может без сюзерена и чего никак не может. Плохо, если он ничего не может. Плохо, если все может. Плохо, если вассал не знает своих возможностей. Плохо, если сюзерен не знает их. Плохо, если оба знают, но по-разному. Хорошо, если эти пять плохо отсутствуют.

Тот, кто колет дрова неумело, бьет топором куда ни попадя, а то и вовсе поперек сучка. Тот, кто умеет, разбивает полено одним точным ударом. Большое делят на малые части не как удобнее, а как оно лучше само делится. А если нет необходимости, то и не разделяют вовсе. Разделенное без нужды соединить бывает труднее, чем разделенное от нужды, когда нужда проходит. Когда боятся, чтобы не порвалось, пробуют порвать. Когда боятся, чтобы не провалилось, пробуют надавить. Когда боятся, не погнется ли, пробуют согнуть. Искусство делать людей одинаковыми расцветает на умении видеть их различными. Простоту в многообразие вносит ясность пути, ясность этапов, ясность законов, ясность контроля, ясность наказаний и наград, ясность образцов для подражания.

Храбрый не наступает один…. Храбрый не наступает один, трус не отступает один. Один воин, не выдержав напряжения предстоящего боя, подбежал к вражеским позициям, отрубил две головы, и с ними вернулся. Но полководец распорядился к этим двум добавить и голову героя. Поскольку приказа о наступлении не было. Эти три головы в ряд - символ запрета на наступление без приказа. Храбрый не наступает один. Нельзя поддерживать дисциплину, если храбрый будет наступать без приказа. Вот сидят в окопе солдаты. С нетерпением ждут начала сражения. Храбрый поднялся и, не дожидаясь приказа, отправился в наступление. За ним другой, третий, и вся рота. Остался в окопе только трус. Он один дисциплинирован и ждет приказа. Но приказа нет, поскольку все уже и так ушли. Как оценить поведение труса? Как дисциплинированность, и наградить? Или как трусость, и наказать? Если год прошел, а он все сидит и ждет приказа?

Если каждая вещь на своем месте, каждый человек там, где должен быть, и делает то, что должен делать - это порядок. Если порядок нарушается, то можно сказать, кто нарушитель и что нарушил - это беспорядок. Если порядок нарушен, но нельзя сказать, кто именно виноват и что именно он нарушил - это дезорганизация. Дезорганизация страшнее беспорядка. При ней страх и бесстрашие меняются местами. Страшно соблюдать порядок. И нестрашно его нарушать. Вот что такое дезорганизация. Когда трус отступает один, он производит беспорядок. Когда храбрый наступает один, он производит дезорганизацию. Путь от дезорганизации к порядку лежит через беспорядок. Сперва превратить дезорганизацию в беспорядок. Затем наказать виновного в нем. Вернуть картину мира, когда страшно нарушать порядок, и не страшно не нарушать.

Войско панически мечется во внезапном окружении. Никто не слушает командиров. Влетает командир на лошади. Кричит: “Вот он - провокатор! Стой, не уйдешь!” И рубит пополам первого попавшегося. Все успокаиваются. Восстанавливается дисциплина и боеспособность. Потому что мгновенно вернулась картина мира. Все нашло быстрое объяснение.

Не поддавайтесь обаянию храбрых, забегающих вперед, слишком понятливых, сверхинициативных. Иначе ждет дезорганизация. Вот почему из двух кандидатов, одинаково пригодных к данной должности, выбирают более глупого. Умный пусть выполняет иную работу, требующую больше ума.

С первым ударом барабана. С первым ударом барабана боевой дух войск поднимается, со вторым ударом падает, а с третьим - и совсем исчезает. Удары барабана зовут в атаку. Все поднимаются. Но если атака будет отменена, то дух войск упадет. Во второй раз они поднимутся в атаку без энтузиазма. А если будет снова отменена, то в третий раз могут и вовсе не подняться. Готовность к атаке надо проверять до того, как поднять в нее войско, а не после.

Однажды полководец предупредил свое войско о ложном сигнале атаки. Услышав сигнал, враг приготовился ринуться в бой. Но войско нашего героя не двинулось с места. Отступил и противник, не желая боя на невыгодной местности. Снова дали ложный сигнал, и все повторилось сначала. При действительном наступлении противник был разбит, так как потерял боевой дух. Отдача приказа - как пистолетный выстрел на старте. Все готовы начать. Все ждут. Ну! Ну! Выстрел! Должно быть немножко времени для этих "ну", "ну". За это время можно убедиться, что действительно ничего не упущено. Этот маленький промежуток времени между полной готовностью и отдачей приказа (когда никто не понимает, почему вы еще медлите, ведь все готово), может все спасти или все погубить.

Нужно уметь держать паузу. Когда все ясно и надо дать согласие, все ждут. Когда все ясно и можно вешать телефонную трубку. Когда все закончено, можно вставать и идти. Всегда нужно держать контрольную паузу. В течение этой паузы может случиться нечто важное. И уж конечно, проверена готовность к следующему шагу. Что бы быть уверенным, что не помнется шляпа между двумя чемоданами на полке, вы предпочитаете иметь пустое пространство между нею и чемоданами. Пустое пространство и пустое время - важное средство контроля.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13