Главная страница

Дата: 29. 09. 2012 Просмотров: 134


Скачать 22.75 Kb.
НазваниеДата: 29. 09. 2012 Просмотров: 134
Дата08.02.2016
Размер22.75 Kb.
ТипИнтервью

Ищите друзей

Дата:29.09.2012 Просмотров: 134

Так получилось, что самое последнее интервью Гумилева – одно из самых интересных, я сказал бы – важных, и называлось оно символически – «Ищите друзей». На вопрос, как он открыл для себя евразийство, Гумилев ответил:

– Когда я был молод, меня уже тогда интересовала история Центральной Азии. Со мной согласился поговорить один из ученых, который начал разговор с предостережений, сказав, что самое вредное учение по этому вопросу названо «евразийством» теоретиками белоэмигрантского направления, которые говорят, будто настоящие евразийцы, то есть кочевники, отличались двумя качествами – военной храбростью и безусловной верностью. И на этих принципах, то есть на принципе своего геройства и принципе личной преданности, они создавали великие монархии.

Я ответил, что мне это, как ни странно, очень нравится, и мне кажется, что это сказано очень умно и дельно. В ответ я услышал: «У вас мозги набекрень. Очевидно, вы такой же, как и они». Сказав так, он пошел писать на меня донос. Вот с этого и началось мое знакомство с евразийством...

А в 1938 году, когда я учился на четвертом курсе и был арестован в третий раз, в Крестах, в душной тесноте под нарами (я спал на голом асфальтовом полу), мне пришла в голову замечательная идея...

– Считаете ли вы себя преемником евразийской школы в исторической науке? Правильно ли вас называют иногда «последним евразийцем»?

– Когда меня называют евразийцем, я не отказываюсь от этого имени по нескольким причинам. Во-первых, это была мощная историческая школа, и если меня причисляют к ней, то это делает мне честь. Во-вторых, я внимательно изучал труды этих людей. В-третьих, я действительно согласен с основными историко-методологическими выводами евразийцев. Но есть и существенные расхождения: в теории этногенеза у них отсутствует понятие «пассионарность». Вообще им очень не хватало естествознания. 

– Каким вы видите будущее евразийства, есть ли у него перспективы и что наиболее актуально и ценно в нем сейчас?

– Прежде всего надо отказаться от таких аберраций массового сознания, как европоцентризм, считаю, что самое ценное – то, что мы наконец-то можем разобраться в истории человечества, рассматривая последнее не как единое целое с единственным центром в Европе, а как мозаичную целостность, вид, разбитый на разные ландшафты…

– Были вы знакомы с Вернадскими, отцом и сыном?

– С Владимиром Ивановичем Вернадским не был знаком, я как-то все больше по тюрьмам сидел в то время... С Георгием Владимировичем Вернадским я также не был лично знаком, но мы с ним переписывались.

– А каково было место в евразийстве монархической идеи, на ваш взгляд?

– Возьмите работы князя Трубецкого и посмотрите: довольно слабое место они отводили в общественном устройстве России монархическому принципу. Петра Первого Трубецкой ругает всеми словами…

Евразийский тезис: надо искать не столько врагов – их и так много, а надо искать друзей – это самая главная ценность в жизни. И союзников нам надо искать искренних. Так вот, тюрки и монголы могут быть искренними друзьями…

– По поводу союзников. Вы не могли бы сейчас указать, кто они, нынешние союзники России? 

– Ей-богу, не могу, не сейчас. Я очень долго болел, у меня был инсульт, и я не знаю, что делается в мире. Знаю одно и скажу вам по секрету, что если Россия будет спасена, то только как евразийская держава и только через евразийство.http://www.kazpravda.kz/i_data/1348877340.jpg

Из интервью Гадильбека ШАЛАХМЕТОВА