Главная страница

Нужно понимать цели прогнозирования. И нужно готовиться к различным сценариям на основе их вероятностей. Мы можем прогнозировать, как различные исходы повлияют на наши активы/обязательства и доходы/расходы


Скачать 59.46 Kb.
НазваниеНужно понимать цели прогнозирования. И нужно готовиться к различным сценариям на основе их вероятностей. Мы можем прогнозировать, как различные исходы повлияют на наши активы/обязательства и доходы/расходы
Дата04.09.2019
Размер59.46 Kb.
ТипДокументы

Нужно понимать цели прогнозирования. И нужно готовиться к различным сценариям на основе их вероятностей. Мы можем прогнозировать, как различные исходы повлияют на наши активы/обязательства и доходы/расходы. Мы не можем точно прогнозировать исход.
Бывают простые (simple) и сложные (complex) системы. Простые системы имеют математическую формулу и их параметры известны, а также их взаимосвязь либо остается константой, либо следует известным законам математики или физики. В сложных системах не все параметры известны заранее. А если они и известны, то могут меняться. И их взаимосвязь не следует каким-то законам. Эти параметры и их взаимосвязь зависят от слишком большого количества агентов, чьи поведение не всегда предсказуемо и зависит от слишком большого количества факторов, которые в свою очередь тоже зависят от других неизвестных или не поддающихся математическим законам факторов.
Научные исследования доказали, что эксперты не прогнозируют исходы лучше, чем обыватели или простые компьютерные модели. СМИ часто приводят примеры, когда прогнозы определенных экспертов оказывались верными. Однако, они не перечисляют примеры, когда их прогнозы оказывались неверными. Из-за confirmation bias мы думаем, что эксперты, обычно, правильно прогнозируют. Но, исследования показывают, что если рассмотреть все прогнозы каждого отдельно взятого эксперта, то их прогнозы в большинстве случаев не оправдываются.
Коллективное прогнозирование, с другой стороны, чаще оказывается близким к исходу. Это потому что коллективная мудрость учитывает знание, опыт и наблюдения многих экспертов. Однако тут есть три момента: независимость мнений экспертов друг от друга, гомогенность их целей прогнозирования и self-fulfilling prophecy. Последнее актуально в сложных системах, где исход является результатом действий или бездействий агентов системы. Если всех убедить, что тюльпаны имеют большую ценность, то они могут стать дороже золота, потому что все начнут их покупать. Чем больше покупают, тем дороже будут они становиться. И это вовлечет в приобретение даже тех, кто сначала не верил в ценность тюльпанов. Первое актуально, когда вероятен herding. Анекдот о геологе и шамане хорошо проиллюстрирует этот феномен. Исследования показывают, что, например, финансовые аналитики следуют друг за другом. А гомогенность целей важна, для того, чтобы добиться максимально возможного точного прогнозирования. Гомогенность предполагает, что эксперты коллективно дополняют модель прогнозирования каждый внеся свой опыт, наблюдения и знания в модель. Такая модель включает в себя максимально возможное количество релевантных факторов и исключает нерелевантные. Такая модель возможна при нейтральности, незаинтересованности в определенном исходе, а также объективности экспертов.
У нас также есть bias, что нам кажется, что определенный исход был очевидным и вполне прогнозируемым после того, как такой исход уже произошел. При таком hindsight bias мы, уже зная исход (post factum или ex post), строим модели и объяснения беря в учет только то, что объясняет данный исход. Но, если бы мы прогнозировали исход, не зная его результата, то мы бы не знали какие факторы брать в учет и как строить вероятности. Это хорошо иллюстрирует исследование с опросом солдат в американской армии.
Таким же образом, когда мы знаем, что валюта страны девальвировала, нам всем кажется, что все факторы были налицо, что это было ожидаемо.
Понимание того, для кого, зачем, как и насколько важен прогнозируемый результат важнее, чем точность прогноза. Касательно прогноза и фактического курса тенге в другим валютам, мы часто слышим различные мнения. Однако, нет достаточно объективных моделей прогнозирования, которые брали бы в учет факторы, параметры и их взаимосвязь, чтобы сделать такую систему простой (которая поддается прогнозированию). Есть ряд озвучиваемых факторов и параметров, которые, якобы, влияют на курс тенге. Такие внешние факторы как цена на нефть, курс рубля к доллару, озвучиваются чаще всего. Однако, такие предположения основаны на краткосрочных наблюдениях и являются слишком упрощенными, а даже наивными, моделями прогноза. Если провести простой статистический (однофакторный регрессионный) анализ, то получится, что корреляция между этими факторами не такая высокая, а также коэффициент корреляции различна в разных периодах. Также разнятся лаги следования курса тенге к этим факторам. Более того, сами эти факторы (цена на нефть и курс рубля к доллару) в свою очередь являются параметрами, которые тоже плохо поддаются прогнозированию.
В то же время другие (внутренние) факторы не фигурируют в моделях прогнозирования курса тенге. Известно, что спрос и предложение на деньги (в том числе на разные валюты в следствие различных процентных ставок), согласно паритету процентных ставок, определяют курс валюты. В финансовых системах небольших размеров, когда спрос и предложение формируется в основном небольшим количеством ключевых агентов, спрос и предложение не всегда бывает результатом ожиданий относительно процентных ставок различных валют.
Спрос и предложение в таких ситуациях формируется спекулятивными торгами агентов. Спекуляция отличается от арбитража тем, что сторонам сделки приходится брать риски. Спекуляция без риска является арбитражем. Но арбитраж возникает редко, а когда возникает, исчезает достаточно быстро. Поэтому, не следует жаловаться на то, что курс тенге изменился, если Вы спекулируете на курсе тенге.
Увеличенный спрэд в обменных пунктах является отличным инструментом для уменьшения спекуляции.
Целями приобретения валюты могут быть операционные или сберегательные нужды. Предпринимательская деятельность, которая предполагает доходы или расходы, и активы и обязательства в более чем одной валюте, подвержены валютному риску. И это верно для всех компаний во всех странах.
Если бы сделки с валютой происходили только в операционных целях, то курс тенге устанавливался бы рынком чисто на основе операционных спроса и предложения, и волатильность курса была бы значительно меньше. Нужно понять, как добавление спроса и предложения валюты в сберегательных целях влияет на волатильность. В некоторые периоды такие торги могут увеличить колебания курса, а в некоторые – уменьшить. Предположим, что курс доллара к тенге вырос заметно. Тогда, может превалировать одно из двух ожиданий. Некоторые агенты могут ожидать, что тенге ослабло ниже его фундаментальной стоимости, и сейчас нужно переводить сбережения из долларов в тенге, чтобы воспользоваться эти временным несоответствием курса и стоимости. Другие могут ожидать, что начался тренд ослабления тенге и сейчас нужно перевести тенговые сбережения в доллары, чтобы не терять больше ценности. Первые послужили бы некой подушкой и своим спросом на тенге поддержали бы его курс. А вторые, наоборот, послужили бы катализатором дальнейшего падения курса. Аналогично, когда тенге становится сильнее, первые могут продавать его, оказывая на него давление сверху. А вторые, наоборот, будут покупать его, ожидая, что оно и дальше будет набирать ценность. И в разные периоды мы наблюдаем разный баланс между этими двумя группами.
Однако, к волатильности курса также добавляет спекулятивный спрос и предложение.
Сравнить доходы от рисковых деривативов по хеджированию валютных рисков с потерями во время девальвации. Вполне возможно, что доходы от продажи таких инструментов (за взятие валютных рисков) покрывают затраты по выплатам в случае неблагоприятных изменений в курсе тенге. И, наверное, возможно найти контрагентов, чтобы «поделить» риски таких изменений.
То есть, важнее подготовиться к изменениям валютных курсов, нежели чем точнее прогнозировать изменения. Следует учесть структуру активов/обязательств и доходов/расходов в различных валютах по срокам реализации, чтобы понять exposure к валютным рискам. Спрос на инструменты хеджирования несомненно есть, однако предложение пока не сформировано на ожиданиях, что курс тенге будет двигаться только в одном направлении (дисбаланс в ожиданиях). Когда появится предложение инструментов хеджирования, то последует больший баланс ожиданий относительно курса. А больший баланс положительно повлияет на волатильность курса. Чем меньше волатильность, тем более балансированные ожидания будут строиться. И, такими циклами, курс тенге имеет больше шансов на стабильность.
Сейчас, даже учитывая значительную разницу в процентных ставках тенговых и долларовых активов мы не наблюдаем значительного перетока активов в тенге. Это является следствием несбалансированных ожиданий относительно курса тенге. Такое ожидание является результатом непонятных для большинства агентов валютного рынка параметров прогнозирования курса тенге, а также следствием превалирования пессимистичных прогнозов экспертами, хотя аккуратность этих прогнозов вызывает сомнения, как описано выше.
Следует учесть, какая часть валютных сделок совершается в операционных целях, и какая часть в сберегательных.
Отношение одной валюты к другой является социальным феноменом.

Курс тенге зависит от ожиданий агентов рынка. НБ проводит политику управления этими ожиданиями.

Деньги являются фиктивным продуктом. И ценность денег зависит от нашей веры в них. Мы верим, что за одну единицу бумаги можно отдать или получить триста сорок единиц другой бумаги.